location
Санкт-Петербург Торфяная дорога 7 БЦ Гулливер оф. 416
phone
8 (812) 200-46-00

Про ковид и не только....

История из жизни риэлтора Андрея Орлова.

История из жизни риэлтора Андрея Орлова.

Решил отойти от традиционного уже формата статей об агентской нелегкой доле и написать про него - ужасного, смертоносного, острозаразного и непобедимого ковидла))).

Получилось так, что сначала заболел ваш покорный слуга, затем наношарик с колючками подхватили родные и близкие. Однако коты и старые-престарые родители новомодную заразу не восприняли. Также к ней оказался невосприимчив мой клиент 70 лет отроду. Мы плотно общались целый час, он тоже не заболел

Честно говоря, описывать особо нечего. Ну да, тяжело, температура скачет, озноб, ломота, пропало (да так и забыло вернуться) обоняние. Да и 2 недели в полном отрубе (между явью и навью – для тех, кто в теме). Но – этим все и ограничилось. Никаких общепринятых ужасов – ни госпитализации, ни кислорода. Да и не надо…

Хочу на правах переболевшего и выжившего без какой-либо господдержки поделиться с вами своими мыслями про новомодную заразу. Получается, что она не очень заразная, не очень смертельная (смертность 2%, от аппендицита не менее 5%). Честно говоря, удивляет тот страх за свою драгоценную жизнь, который испытывают многие люди. Вплоть до того, что ходят в масках по улице, своими руками создавая себе гипоксию, рост артериального давления и усиленное сердцебиение.

Бесконечные мантры, несущиеся из радиосетей в магазинах, навязчиво предлагают беречь себя и окружающих. Концепция, на мой взгляд, гнилая. Гипертрофированное себялюбие, животный, парализующий страх за свою жизнь, никогда не был в чести у нашего народа. Достаточно вспомнить Великую Отечественную войну – в 1941 году многокилометровые колонны советских солдат, бросив оружие, уныло брели в немецкий плен. Они тоже берегли себя. Всеми силами. Но потом был Уманский карьер и те многочисленные и неизвестные до сих пор шталаги -многочисленные, наспех построенные концентрационные лагеря, следы которых до сих пор находят поисковики. На октябрь 1941 пленных было 4 000 000 человек! Но к марту 1942 выжило меньше миллиона. Остальные бесславно сгинули – от голода, болезней, да и просто были расстреляны. А ведь пытались выжить! В блокадном Ленинграде многие легли «сохранять силы». Да только никто из них не поднялся, на многие дни обеспечив ленинградских крыс едой. Про относительно недавние, «святые 90-е», тоже можно многое вспомнить, первая чеченская не всеми забыта.

Так что в историческом аспекте «сбережение себя любимого» ведет в никуда. А запуганное, разобщенное, пугающееся каждого чиха население – находка для тех, кто все это организовал. Вспоминаются стихи О. Мандельштама 30-х годов ХХ века, которыми зачитывалась в перестроечное время передовая советская интеллигенция, наивно считая, что все, что делается – для нее…

«Мы живем, под собою не чуя страны,

Наши речи на десять шагов не слышны..»

Колесо истории сделало оборот?

А вы что думаете? Или автор ну совсем-совсем неправ?

Всем добра!

Оригинал истории здесь.

Оставить заявку

Я хочу
Нажимая кнопку "Отправить", вы соглашаетесь на обработку персональных даны и принимаете политику конфиденциальности